Идеи бизнеса

8 необычных идей в стиле стимпанк

8 необычных идей в стиле стимпанк

Стимпанк и его корни: что людям особенно нравится в стимпанке, а что пугает и отталкивает? Поговорим о сути явления и, конечно же, посмотрим на несколько необычных примеров этого стиля. 

Стимпанк (или – паропанк) – явление очень интересное и загадочно остросовременное. Паропанк вдохновляет юных дизайнеров и художников, которые родились в эру не то что микрокалькуляторов, а просто уже – айфонов. Так откуда ж у хлопца испанская грусть? Не вмешалось ли тут подсознание и Коллективное Бессознательное? Угу.

За что мы любим паропанк. Или «День защиты детей»

Можно провозгласить: люди любят паропанк, потому что он прославляет технику прошлого, этакую ретро-технику, изготовленную из классных материалов и классными способами, которые были сродни искусству и высокому ремеслу:

  • красное дерево;

  • благородная медь, бронза, латунь,

  • натуральная кожа,

  • а также – ручной, доконвейерный труд, штучный и мастерский, 

  • И вообще – стимпанк символизирует собой эпоху, предшествовавшую «этому гадкому массовому производству одинаковых товаров-однодневок».

Хм. Почти всё это – так, хотя кое-что и не совсем так. Сейчас разберёмся.

***
Скажите пожалуйста – разве аргумент «Любовь людей ко всему, что ретро» сможет нам на сто процентов объяснить эту необъяснимую, какую-то дикую, тягу масс к паропанку? Нежную, сердечную к нему любовь? Она похожа скорее на подсознательное стремление людей к раю, к свободе, к справедливости. А «ретро» и «рай» – это всё же разные по силе вещи. Мелковато «ретро» для такой неистовой любви с широко раскрытыми от счастья глазами. 

Нам гулять не довелося по полям, по нивам золотым. 

Целый день на фабриках колёса мы вертим, вертим, вертим...

Всё просто, друзья. С конца 18 века (и по самую середину 19-ого с большим гаком) – в промышленных странах Европы возникла ужасающая, адская ситуация, которая и породила Диккенса с Марксом, а также Мальтуса, призывавшего ограничить себя в сексе, когда у тебя нет денег, – чтобы не рожать мясо для Молоха.

Медленный, неторопливый, художнический квалифицированный труд на мелкой семейной мануфактуре, где трудился взрослый цеховой мастер, много лет учившийся хорошо работать, ходя в подмастерьях, (как в Средние века и в Новое Время) – уже исчез. Уже возникла капиталистическая необходимость производить много и быстро. И не надо чтоб сильно качественно – больше купят. 

А вот техника за этой мечтой капиталиста ещё, к сожалению, тогда не поспела... Машина уже была. Но это была машина-дура. Её крутила рука и нога неквалифицированного человека-раба. 

Какой же выход нашли капиталисты? Детский, повторим,  неквалифицированный, –  тупой труд. Да ребята, детский труд. Дети трудились на фабриках в дневные и в ночные смены, по 16 часов смена, с 6-7 лет... Это они вертели колёса. А потом. 


А потом за детей это стал делать – пар. Вот и вся история. Дети стали не нужны на производстве. Их надо было куда-то девать. Общество притом давно уже билось в истерике, его, общество, раскачивала «проклятая пятая колонна», всегда всем недовольная, и не дающая честным «труженикам-капиталистам зарабатывать свои деньги».

На какой там «детской слезинке» стояло оно, общество 19 века? На океане детских слёз и костей. Для ненужных на производстве детей открыли, наконец, школы. Ну да, их там тоже лупили линейками. Но. Мир чуточку изменился. Детский труд официально запретили, потому что...


потому что мир стал добрей?..

садись, два!

Потому что изобрели пар!

Вот за что мы так любим паропанк, даже не осознавая глубокой причины нашей странной к нему любви. Коллективное бессознательное стучит в наше сердце как пепел Клааса. Оно говорит каждому молодому человеку: «никто не забыт, ничто не забыто». Оно говорит: «Скажи спасибо пару за то, что в своём далёком детстве ты мечтал взорвать свою среднюю общеобразовательную школу имени лётчика Бабушкина. А не адскую фабрику имени Молоха, пожирающего малых, никому не нужных, чахлых от химикалий детей бедноты».

Те, кто смотрел сериал «Королевский госпиталь» – кино про больницу с призраками, построенную на месте сгоревшей фабрики с детским трудом, тот знает об этом почти всё. Такие истории может адекватно рассказать лишь совместный гений двух наимрачнейших творцов современности: гений Ларса фон Триера да гений Стивена нашего Кинга...

За что мы не любим паропанк. Или «В котлах не сдержать мне уж пару»

Как и любое явление, стимпанк имеет две стороны – свою светлую сторону и свою «теневую» сторону. Юнговской «Тенью» стимпанка, (вобравшей в себя все его зловещие аспекты, куда ж без них?), является – биомеханика.

Дело в том, что изобретение более умной машины, если и облегчило жизнь бедноты да пролетариата, то ненамного. Да, труд стал сам по себе более квалифицированным, а значит, будущего работника стали готовить к труду. И готовить куда дольше. А значит, детство, за счёт «школьных лет чудесных», даже у самых бедных детей – продлилось.

Да, дети нищеты перестали поступать на фабрику в возрасте 6-7 лет, но они приходили туда в 14, как раз после окончания семилетки... И это продолжалось, кстати, практически весь 20-ый век.

Да, и ещё.  Пар тоже мог убивать, вырываясь своей бешеной струёй из дырявого механизма, который давно пора было отдать в ремонт или даже на свалку. Понятно, что виноват в этом был отнюдь не пар, а хапуги-капиталисты, сокращавщие издержки за счёт необновления парка машин и стало быть – за счёт безопасности своих работников на производстве.

Но главная претензия к эпохе паровой машины была другая. И именно её и зафиксировало безумное искусство биомеханики. 

Меня при встрече пронзает ток –  

Заходит слева человек-свисток 

Жизнь (благодаря машинам) стала двигаться быстрее, она начала бежать, а человек, чтобы поспеть за её бегом, был вынужден ампутировать в себе всё человеческое (синоним – медленное и разнообразное), и стать полумёртвым гибридом – человеко-машиной. 

***
Сказочник Андерсен проиллюстрировал этот процесс, шедший семимильными шагами как раз в его время – выдумав своего механического соловья, которого теперь предпочитают живому, серенькому, из леса...


Когда-то сам человек и был этаким «соловушкой из рощи». Но пришло время и его заставили стать «механическим соловьём», чтобы он мог вообще зарабатывать деньги. Вот за это мы и не любим стимпанк. 

Хотя, не любить нам нужно в первую очередь – самих себя. Не Бог, не царь и не герой виноваты в том, что мы живём скверно. Но ведь человечеству свойственно находить «козла отпущения» и сваливать на него одного все свои гнусности. 

Таким образом, наш стимпанк, с его ярким узнаваемым стилем, является этаким... волшебным Тар-Палантиром, в котором каждый видит то, чего он хочет и может в данный момент видеть. Некоторые видят – зарево пожара. Иные видят – воронов, кружащих над высокими пиками Тангородрима. А некоторые видят удивительные и добрые вещи. Давайте мы сейчас посмотрим с вами – что видят в стимпанке разные художники нашего времени. Как они себя чувствуют? Что они хотят нам сказать? Для чего?

1. Стимпанк-звери Пьера Мате

Сразу видно человека из “раньшего” времени. Пьер Мате работает с бронзой. И это самое главное, что про него нужно знать. Бронза (как и медь) – символ того самого «стильного раньшего времени», (о котором сокрушался Паниковский),  когда вещи можно было с удовольствием трогать,  передавать по наследству, а мужчины носили стоячие целлулоидные воротнички и закрученные вверх усики. 



Француз Пьер Мате делает не «зверей с колёсиками». Он просто так хитро воспевает свой любимый материал. Ведь скульптор начинается именно с этого. Вначале ты влюбляешься в какой-то материал. В шишки. В коряги. В чаги. В бересту. В мрамор из Каррары. В пластилин, который «нежней чем глина». В глину, наконец. 



Затем. Затем  ты хочешь этот свой любимый материал воспеть –  так, чтобы было понятно нехудожникам и чтобы в этот материал влюбились потом тысячи людей, благодаря тебе. 



И вот ты находишь интересный хитрый способ достичь этой своей цели. Один из таких способов (пропаганды любимого тобою материала) – скульптура, обязательно гармонирующая с избранным материалом.


Примерно так же бабушки лепят из каши, котлет, овощей и фруктов – целые батальные сцены для своих внуков, страдающих плохим аппетитом. Они находят интересный и хитрый способ достичь своей цели. Только бабушки любят котлеты и гарнир. А Пьер Мате любит благородную бронзу. 

2. Стимпанк и киберпанк: киберпанк-маслобойка

Маслобойку Daily Expeller из Тайваня все ошибочно причисляют к стимпанку. Это – очень характерная путаница, кстати. Дело в том, что массовый потребитель часто – «слышал звон, да не знает, где он». Массовый потребитель весьма комично путает «два разных панка»: стимпанк и киберпанк.


То, что вы видите – это как раз и есть – киберпанк. «Металлический цвет» «роботов» и «космолётов» из фантастики 70-х годов 20 столетия. Но массового потребителя обвинять в его путаных понятиях сложно. Часто эту путаницу вносят сами художники, не стесняясь миксовать стимпанк и киберпанк в одном своём творчестве. 

А тут ещё и маркетологи внесли свою лепту... Маркетологи знают, что обыватель больше знаком со словом «стимпанк» и больше его любит, а значит, и лучше покупает и чаще кликает. А всё почему? Стимпанк воспели Жюль Верн, Гэрберт Уэллс и фантаст Беляев – с мирами которых обыватель знаком хорошо, даже если в детстве поставил перед собой цель вырасти полным болваном и невеждой. 

А с киберпанком всё куда сложнее. Это – нишевая вещь, охватывающая узкую и весьма интеллектуальную целевую аудиторию, в масскульт не проникшая. Киберпанк – стиль тех, кто в 60-е смотрел «Доктора Кто» или как в СССР – зачитывался фантастикой, что публиковали в технических журналах для умной молодёжи, да ещё вот – азиаты. Японцы приватизировали киберпанк, так как имели на это право, благодаря своему экономическому рывку после депрессии 1945 года. 

Вот так и получилось, что прелестная вещь в стиле киберпанк осознанно продаётся как стимпанк. Впрочем, хоть горшком назови –  масло-то она давит исправно, и это – главное.

3. Стимпанк-бистро

А вот это настоящий стимпанк! Это бистро называется Joben Bistro.



Бистро находится в Румынии, в известном городе Клуж-Напока. Город этот – интеллигентный, прославленный всяческими современными фестивалями и проектами. Вот хотя бы cоциальная реклама в поддержку чтения бумажных книг в городе Клуж-Напока.






Разумеется, такому культурному городу просто необходимо бистро в стиле паропанк!

4. Стимпанк-минибар

Перед вами опять самый настоящий паропанк без всякой примеси киберпанка! Вот так должен выглядеть личный бар Капитана Немо, в котором он хранит арманьяк для самых дорогих гостей!


А что же это было раньше? Из какого функционального предмета сделан этот кабинетный бар – Kickass bar? Про прибор для проверки радиоламп и транзисторов слыхали? Так вот.  


Бар сделан из прибора под названием «простой испытатель ламп». Прибор этот существует и до сих пор, правда, выглядит уже совсем по-другому. Прибор на фотографиях – настоящий, немецкий, служил по своему назначению в 1920-е годы. Как раз, когда Беляев свою фантастику писал про шпионов, которые хотят украсть секреты доблестных советских учёных... 

5. Стимпанк-часы

А вот перед нами как раз пример – бессознательной гибридизации стимпанка и киберпанка.


Часики HM9 Flow получили свой дизайн от хронометров на паровых котлах, здесь всё верно...



Но вот «металлический цвет» часиков HM9 Flow, свойственный «серебристым» скафандрам, роботам и космолётам, уже выдаёт ошибочку – то есть – анахронизм. Настоящий-то стимпанк – он ведь цвета меди и с заклёпками, как испытатель ламп выше примером. 


6. Стимпанк-банкомат

120 лет исполнилось бульвару Grand Boulevard – что в Будапеште. Именно к этой дате, возле солидного старинного банка CIB Bank (чтобы подчеркнуть его солидность и старину!) поставили арт-банкомат в стиле паропанк, то есть, проще говоря, в стиле эпохи, когда мальчишки зачитывались романами жюля Верна. Настоящих банкнот автомат не выдает, зато выдает именные - с фотографией клиента.


И в этот раз дизайнеры ничегошеньки не напутали. Они не выдавали киберпанк за стимпанк и не переопыляли эти два великие стиля. Откуда муза пришла? Всё просто! В этот раз дизайнеры работали не на массового заказчика и находились (по выражению Пелевина) «в зоне мгновенной ответственности за базар».


7. Стимпанк-шахматы

Наверное, во время Первой Мировой Войны играли стреляными гильзами. Именно их и имитирует дизайн-студия Olde World Custom Creations. Ну а сама доска напоминает, разумеется, офицерский планшет.


Эти шахматы изготавливаются вручную, под заказ, поэтому все они разные. Что ж. 


Кстати, надо отметить, что Первая Мировая Война (1914-1919) тоже целиком входит в хронотоп стиля «паропанк». Отнесите туда форму военных, шишковатые каски немцев, оружие, автомобили, все-все гаджеты тех лет и древние противогазы с хоботом.


Учтите это, когда будете сами творить этот ужас - это тоже паропанк. Таким вот образом, и Швейк, и Ремарк подпадают под этот стиль, обогащая его собой, да только вот радости от этой информации никакой. Лучше бы эргерцога не убивали в Сараево...

8. Стимпанк-клавиатура

Клавиатура для компа, клавиатура по кличке «Марсоход» (а именно так и переводится её название, слово Sojourner) выглядит как пишущая машинка, на которой Ленин свои декреты диктовал секретаршам Смольного.



Ах, вот и ещё один хронотоп, тоже официально относящийся к эпохе стимпанка. Туда полностью входит вся наша Великая Октябрьская, вместе с Гражданской.



Чтобы печатать за такой (машинкой) клавиатурой – нужно «соответствовать». Во-первых, подстригитесь под гребёнку, засуньте эту гребёнку в волосы и наденьте длинную узкую юбку, которая будет вас уродовать. Закурите папиросу.



Если вы – мужчина, начинайте носить жилет, а под ним, разумеется, свежевыглаженную рубашку. Закурите трубку. И научитесь отличать модель «Ундервуд» от модели «Ремингтон» на первых порах. 

14.08.2020

Другие статьи по вашей теме:

Показать ещё